Не надо любить книги, ими надо уметь пользоваться

Интервью взяла Наталья Лебедева для портала godliteratury.ru

Как так вышло, что полки книжных магазинов заставлены детскими книгами, а родители по инерции покупают Чуковского, Барто и Носова? Ребенок в 13 лет читает «Сагу о Форсайтах», а его родители уверены, что он читает мало. Кто такие читающие дети? Что такое детская литература? Как должны проходить уроки литературы в школе и мешает ли учителям ЕГЭ? Об этом наш разговор с заведующей лабораторией социокультурных образовательных практик института системных проектов МГПУ, автором семинара «Детские книги в круге чтения взрослых» и создателем международной читательской подростковой олимпиады «PROчитай» (https://читательская.рф/main) Екатериной Асоновой.

Олимпиада «PROчитай» стартовала в третий раз, и в положении меня привлекла фраза: «К участию приглашаются читающие люди 12—16 лет…» Вы обращаетесь к детям как к взрослым, потому что они уже полноценные читатели или это такой хитрый ход, чтобы мотивировать их читать?

Екатерина Асонова: Есть возраст физический, есть психологический, а есть возраст читателя. Уровень восприятия произведений зависит от возраста человека, но часто в 13 лет человек умеет читать так, как некоторые люди не научатся читать никогда. Это как с музыкой или живописью — с этим рождаются. И мы действительно с большим уважением относимся к читающим детям.

В нашей олимпиаде участвуют разные дети. Есть очень самостоятельные читающие ребята. Они сами признаются, что стали участвовать в олимпиаде, чтобы найти таких же, как они. Их немного, около 25 процентов на тысячу зарегистрированных участников. Но именно из них вырастают самые думающие и интересующиеся всем взрослые. Коллеги меня все время одергивают, когда я пытаюсь усложнить задания. Но я намеренно их усложняю, потому что чувствую, что таким детям нужны головоломные читательские ситуации.

Есть ребята, которые читают вместе с родителями, для них чтение — возможность идти вслед за умным, читающим взрослым. Олимпиада проходит онлайн, и мы не знаем, кто им помогает: мама, библиотекарь или учитель. Но мы видим, что рядом с детьми есть взрослый, и это здорово. Это значит, что наша олимпиада становится для них местом коммуникации.

Ребята оказываются в равных условиях. Просто у них разные читательские способности, но они одинаково втягиваются в процесс, участвуют в обсуждении, предлагают книги, которые мы, взрослые, и сами не читали.

В прошлом году участники олимпиады прочитали и обсудили около 500 книг. Часть из них даже с натяжкой нельзя назвать детскими. Вас еще что-то удивляет в выборе детей?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *